hoddion: (Default)
Я стою за единство, которого нет.
Троя срыта – и под гомеровским гимном
шевелится древняя Велиуса
со своими сестрами, воспетая львами
и косатыми колесницами, а не слепым аэдом,
у которого столько родин, сколько островов в океане.

Вот загон, обозначенный лишь камнями.

Стадо, рассыпанное по долинам,
окружают всадники цепью, и не нужны им
ни плети, ни луки.
Только волк вдалеке синеет.

И четверо апостолов из двенадцати –
из семидесяти, из четырехсот – я не знаю, сколько
подо мной рассыпано зерен -
обнимают взглядом холмы Троады, пьют из Скамандра,
и находят сандалию Ксеркса, жезл Цезаря, последний завет Ахилла.

2.11.12
hoddion: (Default)
На каждой горе – след башни,
есть тропка, но нет ключей,
и сквозь прозрачный воздух кто-то нас посчитал
недостойными жизни -
напейся же разом из неба и из мечей,
пятигранно бьющих по медным щитам,
или уйди к Черному морю, к чертогам Абзу,
привяжи лозу ко льву и осленку на своем пояске.
Дом на краю бездны крепче стоит, чем дом,
построенный на валунах, на вереске, на песке.

24.10.12
hoddion: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] aldashin в Грузия 2. Никози фестивальный.
Никози — грузинская деревня в километре от Цхинвали, население 300 человек.
В центре стоит монастырь с храмом X века и базиликой VI го.


Read more... )
hoddion: (Default)
Когда возводили Стovнхендж, я был там, и я не спорю.
Камни возили с Альбы – они шли сами в грязи.
Кромлех стоит, как охотник, открытый свету и горю,
Давно поисчезнул лес, скрывавший его вблизи.

Я гол, как сокол, менгир. И больше ничьим не буду.
Разодранных лабиринтов не любит теперь земля.
Я блуд не люблю и скорость, я больше не верю чуду –
Ведь я отдал свои волосы дочери короля.

5.10.12
hoddion: (Default)
Дмитрию Веллеру

У меня под окном таджики пилят яблоню, полную плодов.
В августе шел ураган вдоль дома и развернул ее набок,
она была полна жизни, была и осталась - яблок на ней, как никогда.
В июле спилили липу, явор, крушину и сливу -
они были совершенно целы и никому не мешали.
В этом году я вижу, как за одно лето уничтожают
Теплостанские сады, оставшиеся от деревенских времен -
строители снесли избы, а сады оставили, встроив в них два
длинных дома.

Всё. Спилили. Сперва отрубили ей руки, а затем голову.
Умяли ветки в прицеп и увезли на тракторе.
Сперва таджики набежали вдесятером - на дармовщину нарвать себе яблок,
но они оказались красивыми - и с кисловатым вкусом.
Тогда - наплевали и бросили.
Вся земля сейчас под моим балконом -
в зеленой листве и бесчисленных яблоках, словно в глазах.
Тысячеглазая осень. И зрячая сердцевина пня - на прощанье
напоминает одноглазый колпак палача.
У меня нет слов. Сполна сегодня наслушался
фарсидского языка, созданного для песен и молитв.

4.10.12 Москва
hoddion: (Default)
Заснуть в октябре невозможно – легче увидеть сон,
о том, как поезд въезжает в синие горы: «Кирие элейсон»,
и азиатский воздух из лона земли рождает хвоистый лес –
но это Москва, и здесь не дождаться таких чудес.

Шел ураган вдоль дома, сады, словно ножиком – вжик!
А что уцелело после погрома – то непременно допилит таджик.
И мне всё чаще видятся – не пустыня Фаран, не кипарис, не с колечком рука,
А город с озером-сердцем, где предсердие – храм, где аортой бежит река.

Проснись ! Иосиф прекрасный видит сны почище моих,
И Александр не напрасно носит броню и стих.
Я бы хотел пылать с тобой не на двух - на одном костре,
или прожить с тобой на прощанье четыре дня в ноябре.

4.10.12

* * *

Oct. 5th, 2012 12:37 am
hoddion: (Default)
Пятое время года, шестое, седьмое…
их было четырнадцать – не осталось ни одного:
их будет столько, сколько мы любим, сколько приходится ждать.
Редко кто из гостей переступит через порог.

Осени его нетленным крестом,
обмахни своим пестрым подолом –
пусть Егорка-порог
глядит на всех приходящих снизу:
«ну-ка, что там внутри?»
А мы – из зимы
длимся в лето. И ни один из ангелов
не засматривается в чашу, не снимает о ней кино,
а пьёт до конца и навек,
чтоб прийти в себя от любви.
hoddion: (Default)
Минуты слипаются в вечность, вечность сминается в ком
мгновения неуловимы, они не грядут ни о ком
есть такие дали прибытия, которых не перенесть
отбытие красочных поездов сегодня назначено в шесть

А непрестАнно - длящийся праздник – слугой пылает вокзал
здесь надо бежать и ждать - и не миловать, но иное Бог наказал
здесь не-опредЕленность и неясность не может никак надоесть
пришествие осени тяга зимы весны покаянье – их шесть

слов ненаписанных мной ни на стенах, где обретается «я»
ни на иконе, где троицей ясной ангелов зрится семья
ни в Переславле ни в Галилее таких единений не счесть
а избавленье от смуты и бед возможно явится в шесть

равноденствия ветер…

4.10.12
hoddion: (Default)

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Эндзи Торей (1721-1792)

* * *

Тыквы по всей дороге, от Крыма и до Орла
лежащие на баштанах, за гаражами, рядком на черноземе
золотые, желтые, цвета киновари, обнаженные знаки

Травы выдраны, высохли или сгорели
и теперь раздолье лишь ветру и тыквам
дождь косыми иголками рот зашивал мне в Туле

бегали последние пряники, блескучие, как тропические рыбы
из Красного моря - и прошел дядька с малиной, словно сизые губы
тогда я вспомнил японскую тушь, увидев бомжей

которых никто теперь не нарисует
стыдно быть нищим солнцем
на Курском Эндзи под зонтом - с возвращеньем

3.10.12
hoddion: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] rus_turk в По поселкам Степного края. 2. У староверов Бухтармы
Л. К. Чермак. По поселкам Степного края // Сибирские вопросы, 1905, № 1. (Начало: У малороссов Ботакары).

Кержаки. Музей старообрядцев в школе с. Поперечное.

Верстах в 15—20 от китайской границы в пределах Усть–Каменогорского уезда расположены три поселка, заселенных крестьянами Томской губ., староверами, или, как их иначе называют, кержаками. ... )

Но «рассейские» плохо приживаются здесь. ... ) Особенно неудачно окончилась посылка большой партии переселенцев–хохлов. Дальше )

Кержакам уже давно известны эти места, как и вообще вся округа на сотни верст от их сел в Алтае. Они положительно изучили эту округу, отчасти гоняясь за зверем, отчасти разыскивая Беловодье, ту обетованную страну, в которой царит древлее благочестие, нет «нечистых», а вся природа, всякая тварь хвалит Творца и служит избранным, придерживающимся старой, истинной веры. ... )

Но, признаюсь, на меня, за те 5—6 дней, что я провел среди них, они произвели положительно удручающее впечатление. Их нескрываемое отвращение ко мне и моим спутникам, из которых один был киргиз, отвращение, основанное на том, что все мы неверные и, стало быть, поганые, ... ) их тон высокомерной снисходительности удостоившихся познать истинную благодать, усвоенный по отношению ко всем неверным, их угрюмая замкнутость, — все это действовало как–то угнетающе и не располагало к близости. Дальше )

Ловкость, сметливость, находчивость, предприимчивость — все эти особенности положительного свойства развиты в них в сильной степени. ... )

Должен, впрочем, сказать, что даже в этих 3 деревнях, по–видимому, крепких своею духовною связью, своею старою верою, мне случалось подмечать некоторый протест, выражавшийся то в виде осуждения своего духовного руководителя, то в виде нарушения таких обычаев, как питье чая: «Водку жрут, а чай, вишь, от сатаны!..» и т. п. Весьма вероятно, что наиболее крепкие хранители старой веры не выдержат и вновь отправятся в более глухие места разыскивать Беловодье. Дальше )




hoddion: (Default)
Дух обнимает плоть –
зачем ему мертвое лето?

С башней двугорбый дом
неподалеку от моря.

Спят до весны, не видят осенних мистерий
лилии и тюльпаны;
в жаркой земле – вода живительней крови…

19.9.12

+++

Риму, Эфесу, Праге, Иерусалиму
не хватит реликвий, камней, крестов, алхимиков, пепла и маков –
чтоб расплатиться за каплю мирры в твоей пустыне.

Сердцу ладов не хватит, земле – соцветий, созвездий,
духам не хватит словес, а ангелам – башен молчанья,
чтобы прозреть в тебе, в незаметной лилии Галилеи.

21.9.12
hoddion: (Default)
+++
С северо-востока
из глубин степного сердца
дует и дует прохладный ветер

солнце в безмятежье небозабытия
а ангел два свитка несет над морем
Третий сам развернулся

К синекудрому винограду
синяя метнулась сорока
и спряталась в грецком орехе

+++
Полдень
мои руки пахнут лозой
и металлической пылью

четыре монаха
поймались на одну рыбу
сидят у огня
под единственным желтым листом винограда

+++
Вырываясь кизиловой косточкой
из всех любовей
мы бежим к Возлюбленному домой
на берег моря –

голова Иоанна
как созвездье, в волнах мерцает

17.9.12

+++
Без литосферы земля
Распутанный неба клубок
Вслед за парой морских орланов –
Мотыльков исчезающее малая пара
В восходящем потоке

Неуловим адмирал
Неизбежен тростник на ветру
Берег песчаный
Скреплён им не навсегда
И рушится в волны

Ржавых каштанов костры
Грецких орехов след –
Твердых, зеленых –
На утраченных фресках
Инкермана и Херсонеса.

18.9.12




+++
Доспеет многоглазый виноград
Его не тронут обе птицы с древа жизни
Его источат плазменные осы и цикады

Мир мертвецов запутан и блестящ
В проломе горном средь пещер теряет крылья Орион
Синдбаду бы – дождаться корабля

+++
Грифоны в собственном соку
вприпрыжку
бегущие за золотом ледников

Олени пьющие змей как мускус
и раз в столетие
глаголющие новыми языками

И аисты слетающие
на белый купол к абиссинцам –
внутри нет места для птицы рухх

19.9.12
hoddion: (Default)
Метафизика дороги - от Крыма до Харькова ночью в шуме ветра и колес услышал:
"Умереть-не-значит-жить, умереть-значит_быть".

Есть несколько верлибров с берега моря. Но это - завтра или когда0нибудь.
hoddion: (Default)
Куда ты идешь, Готама, куда ты идешь в самый полдень?

Сперва в пещеру Кайласа, затем – к реке Годавари,
там, под смоковницей упокоясь, очищусь молчаньем воды,
буду не-ждать не-наступленья вечера, едва различимой звезды,
как только она блеснет – увижу произначальный не-свет,
почувствую холод в хребте –
и, наконец, сломаю кость пустоте.

Куда ты идешь, Готама, в самом начале?
Ты хочешь, чтобы снова Меня распяли?

Но Будда полон чистых не-мыслей
Будда хранит молчание ныне и присно

Молчание пенится, словно в Тихом океане
вал от вулкана Килауэа
и неслышно, невидимо веет:

«Да, я хочу, чтобы снова и снова Тебя распяли
в круговороте миров;
был бы безгрешен – Ты б не страдал и Твои не страдали б
был бы богом – не уловился б на всеспасенье
был бы бессмертным – не умирал бы в молчании
и явился бы всем и сразу,
Вот что наделал Ты – со своими «Да – да», «нет – нет»,
ведь если бы «да» не было «нет»,
то о нем и речь нельзя было б вести».

«Да Тебя и нет вовсе» - шепнет Тебе лукавый Будда,
его царство не здесь и Твое не отсюда
На кресте рядом с Тобой было двое: один выдохнул «да»,
другой вдохнул «нет».
А посредине - что там в молчанье, после крика, свершится?
Кость Твоя, Агнец, не сокрушится.

16.7.12
hoddion: (Default)
Не зажили твои царапины и укусы
ни под солнцем Аравы,
ни под Финским стеклянным небом.
Деревянные чётки века -
а лазурные бусы
между ними, блистая, проскальзывают,
будто и не было
ни колодца воды живой
с утонувшим давно почерпальцем,
ни шести мужей,
ни обещанного венчанья.
Путник спит, приобнявши камень -
кольцо до кости пронзает палец.
Сквозь жужжание слышится величанье.

12.5.12 Москва

Profile

hoddion: (Default)
hoddion

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18 192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:10 am
Powered by Dreamwidth Studios