* * *

Nov. 6th, 2012 03:04 am
hoddion: (Default)
Первый след на небе: алмаз,
а на бумаге – знак,
просвечивающий сквозь нас,
и не схватить никак

ни ритм, ни слово, ни густоту
послеполуночных глав –
будто по сумрачному листу
ангел летел, каллиграф –

белым по утлому наведя
контур пещерных нег:
первый свет – снежинА
дождя,
а второй – человек.

6.11.12 Москва
hoddion: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] y_d_dargye в "Надо только узнать: отчего блистает свет и как огустевает тьма"...

Read more... )
- Правда, - повторил тихо и Перегуд  и,  вздохнув,  опять  повторил:  -

правда! - А потом взял в руки свой чулок и зачитал: -  Вот  грамматика,  вот

грамматика, вот какая грамматика: я хожу по ковру, и я хожу, пока вру, и  ты

ходишь, пока врешь, и он ходит, пока врет, и мы  ходим,  пока  врем,  и  они

ходят, пока врут... Пожалей всех,  Господи,  пожалей!  Для  чего  все  очами

бочут, а устами гогочут, и меняются, як  луна,  и  беспокоятся,  як  сатана?

Жар-птица не зачинается, когда все  сами  хотят  цаплины  яйца  съесть.  Ой,

затурмантовали бiдолагу болвана, и весь ум у него помутивься. Нет, ну вас!..

Прощайте!

     Он вдруг надулся, сделал  угрюмую  позу  рожи  и  ушел  быстро,  шевеля

спицами своего вязанья.

* * *

Sep. 7th, 2012 09:39 pm
hoddion: (Default)
ночью осенний туман
постоянно меняется
есть он или его нет?

мой фонарь мерцает но еще не погас
не говорите мне, что я пришел или ушел

утром туман затворится солнцем и растворится
hoddion: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] inna_kulishova в Там, где хорошо
Иногда ты соприкасаешься с чем-то невыносимо настоящим... А потому по определению - с красотой... Что отпадают любые просьбы к Нему, любые жалобы или недомогания души...
Пусть это будет Бах - и кто такой был Иоганн Себастьян, что так умел говорить с Богом, а Он с ним?
С ним не комфортно, с ним - хорошо.

А вот доезжайте в Грузии до одного из многих храмов с фундаментом 5 века, который находится среди гор и лесов, от перепадов линий которых захватывает дух, красота уводит в себя, увольняет из жизни мелкой и дает не эго, а Его, эту раненность и любовь придуманного Им мира... На вершине одной из этих гор, органично ее продолжая и уводя в небо, эта древность. Храм, внутри которого на стенах народные стихи 8-9 веков, бывшие прежде фресок. Фрески гениальные, 11 века. Они есть везде, их репродукции. Но - видеть... Сейчас храм в лесах, спасти фрески не удастся, заняты их консервацией.
Не буду выкладывать фото, часть у меня на Фэйсбуке, дело не в этом...

Наводнения, землетрясения, болезни, войны... И заходишь внутрь... И там люди писали стихи... Еще в не расписанном храме.
Да обычные люди. Как Бах. Как Моцарт. Как Данте. Как Пиросмани.
Но есть Слово, бывшее в Начале. Есть нечто, после чего не хочется спрашивать, а молчать и слушать. Слушать Его тишину...
В ней не комфортно, но с ней - хорошо.

+

Jan. 18th, 2011 09:49 pm
hoddion: (Default)
 Вечное солнце в пресветлой тьме -
 Видимо или нет?
 Где нивесть что? Есть - бытие.
 В куполе - предрассвет,

И мне не потребны ни Рагнарек,
Ни морозная рань.
Сердце кунаю в сухой огонек -
Вот моя Иордань.

Нерасходящиеся небеса,
Твердь, а не треснутый лед.
И телом нагим Возлюбленный Сам
Из воды восстает.

18 янв 2011
hoddion: (Default)
Свет исчез из ярых глаз твоих, Орфей,
Окропил царей слезами и зверей,
К Эвридике устремился поскорей.

Свет пришел - его мы пели во плоти -
Да сокрылись занебесные пути:
Угости вином и хлебом, умасти

Нам лицо елеем; без прикрас
Оборви все розы - свят девятый час,
Во дворце Любимой свет пустился в пляс!

18.3.10

Я жду

Jan. 16th, 2010 02:35 pm
hoddion: (Default)
  Толстого я никогда не видел, не пришлось. Однажды в Москве был я в "Скоморохе" (народный
театр) на представлении "Власти тьмы", а потом читаю в газетах, что в этот же вечер в этом
театре был и Толстой, стоял на галерке - и я ведь тоже стоял на галерке, а вот и не заметил!
   В граммофон слышал голос Толстого: говорил он из "Круга чтения" о каком-то мудреце,
как этого мудреца ругали и шпыняли, а мудрец, нисколько не осердясь, ответил: "Хорошо еще,
не всё обо мне знаете, а то бы и не такое сказали!" Об этом я часто вспоминал в жизни и слышу
этот голос не из-пуста, а от передуманного и взволнованного сердца.
   А как-то иду я по Невскому вечером - еще в те времена, дореволюционные, - в час разъезда,
а со мной и навстречу густо шел народ, и было много экипажей и автомобилей, перейти на ту
сторону трудно. На углу Невского и Лиговки слышу, женщина что-то выкрикивает, и листки в руках;
забыл, одно помню, начинается: "Льва Толстого отлучили ---", и дальше в рифму что-то очень
нелестное. "Иоаннитка!" - подумал я. И еще ближе заглянул ей в лицо. А она, как сорока, всё
стишок этот выкрикивает. А лицо открытое, в черном, и глаза - только очень уж заостренные
одной неотступной мыслью. Меня она, наверное, не заметила, ей ни до кого. "Ну, а если бы, -
подумал я, - прочитать ей сказку о "Трех старцах", такую осветленную верой в чудо и и светящуюся
чудотворным светом человеческого сердца!" - "Что ж, сказка и есть сказка!" - ответит она и опять
на Невский, и на углу Лиговки станет и будет часами выкрикивать всё то же, крепко держа
листки ---

(Алексей Ремизов. По карнизам, главка "Я жду")
hoddion: (Default)


Вспышечка на солнце (в семь раз шире Земли). Всех с надвигающейся бурей.

via [livejournal.com profile] aldanov
hoddion: (Default)
"Для ирлaндцa разлукa c cоплеменникaми и родной землей, добровольное изгнание на чужбину было caмым cуровым иcпытaнием и подвигом. Ирлaндцы отпрaвлялиcь нa чужбину - кaк отшельники или кaк миссионеры - именно потому, что cильно любили cвою Родину. Они видели в этой привязанности к земле и клaну предмет самого выcшего духовного преодоления. Для них это был оcобо трудный христиaнcкий подвиг во cлaву Господa. Скитаясь по всему миру, проповедуя и крестя новые нaроды и стрaны, они продолжaли тоcковaть по cвоему изумрудному оcтрову."
И взгрустнулось мне, потому как вспомнил я слова из популярного совецкого фильма - ну не могут люди без легенд (кажется Москва слезам не верит, не помню) Людям нужны легенды! По семейным обстоятельствам, упд-с. И ещё, что где мало фактов там бравурно вступает фантазия.
Вся это правдоподобная тирада могла быть написана, вероятно только русским, и точнее всего только пост-совецким русским. Дa, разлука для ирландца это ОГО-Го, а для остальных - эхе-хе, не так ли? Отправлялись на чужбину яко сильно Родину любили… и всё крестили новые и новые народы, тоскуя и тоскуя. Я то наивный полагал, что они шли ведомые любовию к Своему Создателю и Его благостию, оказывается к Родине и её святости.
Явно, что человек не вполне представляет как жили в Ирландии в первом тысячелетии по Воплощении Христовом. И не очень, скажем, представляет автор любовь ирландцев к Родине, да и с представлением о подвиге... если человек действительный подвижник, то высшей степенью преодоления он будет считать не привязанность к обществу, а более тонкие искушения и особо трудный подвиг это вовсе не отречение от общества, а отречение от себя ради Христа и Евангелия.
Часто я читаю заметки про кельтское православие и сравниваю все, что относится к созданию современного культа "православных кельтов" к положению с подобным культом о кельтском друидизме. Но если по поводу последнего необходимых и достаточных, "исполняющих" сведений просто нет, то уж в отношении христианства в Ирландии и источников, и критики хоть отбавляй. И если язычники додумывают "свою историю", то туда им и дорога - у них страсть к двузначности и неопределенности, и нет нормальных источников (в случае друидизма). Но не ясно зачем христианам, имеющим заповедь "ей - ей, и ни - ни", и читавшим в Писании обращение Бога к пророкам, что если вы видели сон, то и говорите, что видели сон, а не что общались с Мною, додумывать историю собственной веры, имея свидетельства в житиях, летописях, и прочих источниках, которые за невостребованостью останутся макулатурой.
Что знает этот человек о кастовом и клановом обществе ирландцев, о сражениях между монастырями, о сожжениях игуменами монастырей обителей своих внеклановых соседей вплоть "до двери часовни"? Думаю ничего не знает. Маловероятно, что он представляет, и что чувствует человек, который начинает сознавать непреодолимость общего векового согласия на такие вещи. Когда-то мне хотелось сравнить ту жизнь с чем-то современным, и я не ничего не нашел, как только представить помесь индусов и чечен принявших православие, но оставшихся верными своему презрению к шудрам, но зато приобретшим еще и презрение к священству.
Читаешь "современноэ" о святых ирландцах и создается устойчивое впечатление, что людям пытаются внушить представление, что ирландские подвижники, преисполнившись святости от её избытка на Родине, облагодатствовали всю остальную Европу. Я не буду расcтраиваться и искать подтверждения наличия таких взглядов в сети, я просто знаю, что они имеют место быть, быть несмотря на то, что никакого отношения к действительности не имеют. Есть разница между человеком отправляющимся к язычникам от избытка святости в месте воспитания
и между человеком убегающим из места, где его свидетельство не приемлется и бегущим к "иному языку", который признает своих грехи и кается.
Что только ни делал святой Патрик, и последующие ему святые из натуральных ирландцев, но так они и не смогли сломать полностью взлядов на которых строилась общественная жизнь ирландцев, и все сказки о "толлерантности" просветителя Ирландии и ирландских святых к "языческому прошлому кельтов" это только сказки, и относились они к язычеству и его взглядам жесточае жесточайшего, и непримиримие непримиримого. Вопрос только много ли последовало за ними. Да, Ирландия - Инсула санкторум и докторум, - Аминь, но также истинно и свидетельство Христово, что нет пророка в отечестве своем, и все современное почитание кельтских святых если будет уклонятся в сказки про рай, заповедник и питомник для святых в Ирландии, никогда не поймет их и не приимет их свидетельства в Истине, а скатится в маниловщину и лживое мифотворчество, оно же - ненаучная фантастика. И не будет иметь себе ни малости оправдания, потому что свидетельств и много, и возможность их читать и ПОНИМАТЬ есть, а не додумывать, что зависит только от авторов и их трезвости или, увы, их фантазии.

via [livejournal.com profile] florentioslg
hoddion: (Default)
* * *
Памяти А.М.Ремизова (1877-24.11.1957)

Бегите в горы, где Ангелы примут вас в свои крепкие руки -
поставят вас прямо к солнцу дивными деревами, и поцелуют секиру,
лежащую у корней.

Бегите в море, куда корабли давно уже слили всю горечь мира - и рыба проходит сквозь сеть.

Скройтесь под землю: там сердце вскипает - скоро по этой лаве побегут острова,
и материки слетят со своих мест.

А внутри солнца - спрятаться вам не след: Ангел стоит на солнце.

24.11.09 Москва
hoddion: (Default)
Проезжая недавно вечером
по набитой огнями и обсвистанной сиренами
пятничной Москве,
я весьма подивился Достоевскому,
сидящему на самом краешке постамента
у Библиотеки Румянцевки-Ленинки.
Зимой особенно ясно грезится,
что вот сейчас соскользнет он или свалится навзничь
и слетит с его лица «Гиппократова маска»,
и откроется лицо пророчье.
и услышим мы тогда -
бесогонное, нельстивое словечко…
Но нет! Даже на Кузьму-Демьяна
не поднялся он, не сковырнулся.
Рядышком мигала холодным перекрестным светом
всамонастоящая искусственная ёлка,
на которой не видать что-то было
ни мальчика, ни Христа.
Но больше всего поразил меня
выходящий из метро «Александровский Сад»
мишурный развихряй Дед-Мороз,
по-ноздревски широко он раскинул руки
и пророкотал: «Эх, душа, Фёдор Михалыч!
ну что вы пялитесь в отчужденном своем одиночестве
на Кутафью башню да на Дворец съездов!
От вашего болезненного взора
они все равно не рассыплются.
Ведь даже если вся Рассея погрузится во мрак,
Москву, где вы так надменно и праведно восседаете,
все равно будут освещать, отапливать и развлекать;
и на один месяцок я, потешный патриарх
Третьего Рима (Четвертый, так и быть, вам оставляю!)
объявляю: всем гулять, всем веселиться
в меру своих силушек! А не то к вам в гости придет
Петрус Император, и тогда запоете вы вместо попсы и колядок
«Кармину Бурану»…» И я видел, лицо Достоевского
гримасливо передернулось, да так, что вздрогнуло
личико Пенелопы Крус, закрывающее рекламой «Avon»
аж целый дом рядом с университетной церковию святой Татьяны.
А я помчался дальше, не в силах выдержать того,
что сейчас начнется - а Федор Михалыч уже подымался,
чтоб привязать к колонне Морозку за кучерявую бороду
и потребовать снега, пурги, метели...
Чудо случилось -
ночью вчера они прилетели и снова тают.
hoddion: (Default)

Беззеркальная ночь.
Нет ни снов, ни яви,
ни самоистязающей краткости звезд,
ни изумления последних
каштановых листьев,
и позаснул кровавый фонтан калины.
Двое идут обнявшись
по горам времени
и по морю cнега-дождись-туманов:
Велимир и Дилан Томас,
а впереди - непойманный миром,
но божественным Эросом
тихо облученный
старчик Григорий
Сковорода.

 

9.11.08


hoddion: (Default)
 Король Альфред Великий, объединив страну, победив датчан, создал еще и древнеанглийскую
прозу, соединившую в себе латинскую теологию (Боэций, Павел Орозий, Августин, Григорий
Двоеслов) и древлепоэтическую мудрость англосаксов... А с древней поэзией он покончил!
С той самой, которой все сейчас так восторгаются. После 931 г. ("Битва при Брунанбурге")
древнеанглийскую поэзию в основном только переписывали. О смерти Эдварда Исповедника,
о битве при Хастингсе - нет ни одной песни на древнеанглийском. Источник поэзии не иссяк,
его забили "высокой прозой". И затем расцвело собирательство. Но не собирание. Поэты так
и не явились. Кое-кто из них еще пел недолгое время - в Амстердаме, в Гамбурге, Бремене...
  The Exeter Book - подарил епископ Leofric (1072), у которого пряталась дочь Харальда Гида,
будущая жена Владимира Мономаха. Долгие годы книга сия служила келарю верой и правдой:
он ставил на нее кружку с пивом, резал на ней хлеб, была она и подставкой для сковороды
с яишницей. Это самая богатая книга древнеанглийской поэзии. Видимо, кто-то в изумлении
списывал себе всё подряд, как в детстве - всё, что полюбилось, без порядка и плана. Песни,
загадки, эпические отрывки перетекают друг в друга. Женская песня-заплачка "Вульф и Эадвакер"
начинают собой цепь загадок (я их недавно загадывал). У нее прожжен конец. Вот так всегда.

* * *

Oct. 31st, 2009 12:14 pm
hoddion: (Default)
Видел недавно утром иней-снежок
на крыше детского сада, похожей по форме
на заглавную Кси -
и на траве зеленой, как луч,
видимый лишь однажды в жизни.
Трава  - сама себе письмена,
а иней так, украшенье миниатюры
до первой бури.
Сегодня корабль осени
убелился
и ушел в плавание
за солнцем.
hoddion: (Default)

И говорит Хаббан-купец Иуде: «Давай также и мы пойдем, чтобы плохого не услышать, особенно потому, что чужестранцы мы». И когда они остановились на постоялом дворе и отдохнули немного, отправились посидеть за столом. Он же, Иуда, сел в середину, и все они его разглядывали как чужестранца, который пришел из страны другой. А Хаббан-купец, хозяин его, был посажен в месте ином. И пока они ели и пили, Иуда совсем ничего не попробовал. Сказали ему те, кто находились рядом с ним: «Откуда ты пришел, что можешь ты не есть и не пить?» Сказал им Иуда: «Так как есть нечто лучшее, чем еда и питье, там, откуда я пришел. Но поскольку торжество у царя, я вынужден исполнить волю его, и поскольку глашатаи объявили, что тот, кто услышит и не придет, наказание получит». И когда они поели и попили, елей и сухие фрукты принесли им, и они взяли. Были среди них такие, которые лица свои помазали, другие — бороды свои (или) иные места. Иуда же Бога восславил, средину главы своей перекрестил, и ноздри свои немного увлажнил (елеем), и в уши свои положил, и сотворил знак креста против сердца своего, и венок из мирты на главу свою возложил, и тростниковую ветвь в руку свою взял.

Тогда флейтистка, которая была в центре пиршества, стала обходить их всех, и когда она подошла к Иуде, остановилась напротив его и заиграла. Она же, флейтистка, была еврейкой. И пока она стояла долгое время перед ним, Иуда не поднял лица своего, но все в землю смотрел. И подошел один из пьющих, поднял руку свою и по щеке ударил его. Иуда же взглянул на него и сказал ему: «Бог мой простит тебе это в мире, который придет, в этом же мире Он проявит чудеса Свои на той руке, которая ударила меня, и я увижу, как потащит ее собака». И начал Иуда петь песнь такую:

«Церковь моя — дочь света, блеск царей присущ ей. Очарование и приятность — взор ее прекрасный и украшенный всяким делом благим. Одежды ее — цветам подобны, благоуханен и приятен запах их. На главе ее проживает царь и охраняет тех, кто живет ниже. Правда в главе ее расположена, радость в ногах ее движется. Уста ее открыты и подобают ей, дабы все песни ими произносить.

12 апостолов ее Сына и 72 (ученика) гремят в ней. Языку ее — уста завеса, чрез которую поднимается и восходит молитва.

Выя ее — ступени, ступени, которые зодчий первый построил.

Руки ее обе — место жизни предписывают нам. 10 пальцев ее — врата неба открытые. Брачный чертог ее светел и аромата спасительного полон. Кадило в центре ее приготовлено — любви и веры, и надежды для всяческого услащения. Внутри распростерта истина. Врата ее правдой украшены, служители ее окружают ее, все из тех, кого она призвала. Служительницы ее святые пред ней славословят. Служат пред ней живые и высматривают жениха своего, который придет, и они в славе Его воссияют. И они будут пребывать в царствии вместе с Ним, которое во веки веков не прейдет, И они будут пребывать в славе, в которой все справедливые собираются. И они будут пребывать в блаженстве, в которое некоторые вступают. И они облачатся в одежды сверкающие и облекутся славой Господа своего.

И они будут славить Отца живого (за то), что свет славный они получили и просияли сиянием Господа своего, (за то), что они получили благодаря провидению Его, которое убыли испокон века не имеет, И испили от жизни, которая делает алчущими и жаждущими тех, кто пьет ее.

И восславили Отца, Господа всех, и Сына единственного, который от Него, и возблагодарили Дух, Мудрость Его».

И когда он пропел эту песнь, все, кто был вокруг него, посмотрели на него и увидели, что облик его изменился. Выслушав же, они не услышали того, что он произнес, потому что он сказал по-еврейски, и они не знали (языка). Но флейтистка все услышала, ибо была еврейкой, и она смотрела на него. И когда она оставила его и для других заиграла, она все еще смотрела на него и любовалась (на него) как на человека, сына страны своей. Да и обликом он был прекраснее всех тех, кто был там. И когда флейтистка кончила, она села напротив него и не сводила глаз своих с него. Он же не поднял глаз своих и не взглянул ни на кого, но все в землю глядел, (дожидаясь) того, чтобы подняться и удалиться из пиршественной залы.

А кравчий тот спустился к источнику набрать воды, и оказался там лев, и убил его и на части растерзал. Тогда же собаки одну за другой части тела его растащили. А одна черная собака руку его правую, ту, которую на Иуду он поднял, приволокла на середину пиршественной залы и бросила ее. И когда увидели (ее) все, поразились. И когда все стали спрашивать, кто из них пропал, обнаружилось, что это рука того самого кравчего, который ударил Иуду. Тогда флейтистка сломала флейту свою и к ногам апостола пришла, села и сказала: «Сей человек или Бог, или посланник Бога, ибо я слышала по-еврейски то, что он сказал тому кравчему, и именно то немедленно постигло его. Ибо сказал он ему: «Я увижу, что руку, которая поднялась на меня, притащит собака». И вот вы увидели, как притащила ее собака». И одни из них поверили флейтистке, а другие не поверили (ей).


hoddion: (Default)
Вспоминаю и другого зашельца в Кленники,
художника Андрея. Зайдя однажды, он стал приходить
всё чаще, по праздникам и субботам,
маленький, лучистый, неизлечимый
от наследственной своей "болезни Бехтерева",
он казался мне тогда единственным,
кто знает про время, и слово, и цвет, и форму,
но никогда не будет говорить об этом,
не будет рисовать икон и всячески "воцерковляться".
Как-то раз на Крещенской всенощной
он мне заметил с улыбкой: "Посмотри, как все стоят:
будто прямо здесь течет Иордан... такие сурьезные,
ну прямо мытари и фарисеи..."
Смертушка его щадила - "гнутое дерево два века живет",
и всё же однажды он просто исчез,
по слухам, ушел в один из монастырей
в Псковских краях, где бывал и раньше,
не прощаясь, потому что нет расставаний.
hoddion: (Default)
"Люди просят воли,
долгих лет и сил;
я просил у Бога только легкой смерти
и не упросил"
(Канте хондо)

   Известно, что еще в древности иберийское искусство волновало соседей, даже тех, кто привык
смотреть на варваров свысока; об этом свидетельствуют античные писатели. Среди других - свидетельство Страбона: распятые легионерами мятежные турдетане, умирая, пели. По всему
Средиземноморью, опоясав mare nostrum, росли кресты, но эти распятые с имперской окраины
запомнились ученому греку. Можно лишь гадать, кому они пели, о чем и даже на каком языке,
но эхо длится и тени распятий пронизывают андалусский фольклор.
   Турдетанией назывался запад теперешней Андалусии (Уэльва, Севилья, Ронда, Херес), тот
самый уголок испанской земли, где родилась песня-молитва о всех замученных - андалусская
саэта. Историческое совпадение - или действительно кровь, пропитавшая землю, не высыхает?
Всегда есть те, кто "слышит пролитую кровь"; в Андалусии они становятся кантаорами. Наша
современница Аника ла Пириньяка уже в старости сказала: "Когда пою от души, во рту у меня
привкус крови". Другой кантаор начала века, легендарный Мануэль Торре, слушая игру де Фальи,
заговорил о "черных звуках". "Нет большей правды, - откликнулся в одной из лекций Гарсиа
Лорка, - эти черные звуки - тайна, корни, вросшие в топь, про которую все мы знаем, о которой
ничего не ведаем, но из которой приходит к нам главное в искусстве". Сам Мануэль Торре на
вопрос, что такое черные звуки, ответил кратко: "Ducas negras". Смертные муки ("дукх" - по-цыгански
боль).

 *  *  *
  О смысловых обертонах песенной речи обезоруживающе просто говорил Мачадо-и-Альварес,
советуя вспомнить, что "для ребенка или собаки слово, сказанное разным тоном, несет разный
смысл". А народ, по мнению Мачадо - ребенок, хотя бы в том, что говорит сразу, вслух и в глаза,
"и, как бы ни цыкали взрослые, их условности и лицемерие ему еще недоступны".

(А.М.Гелескул. Испанская песенная поэзия")

PS Последняя, так и не найденная пьеса Лорки называлась: "У крови нет голоса"...

Для [livejournal.com profile] cmart




Profile

hoddion: (Default)
hoddion

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18 192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 02:40 am
Powered by Dreamwidth Studios