hoddion: (Default)
Пекарь-солнце сквозит холодком, провеивает лопатой воздУх
слышу за дверью треск пирогов, просящихся в новый струг
лекарь-солнце уводит их в дом и на стол подает
добавив душистый мёд

своенравна начинка: треска, антоновка, рис и сабза с имбирём
так прихватим её, друзья, и белым вином запьём, не умрём
что ты скажешь нам, наступающий солнечный мак?
Или розы вот так

обрывает одну за одной смоляная зима, ледяная тюрьма москвы
собирая в бутон на небе наши бесхитростные пиры
крошек будет немного, да и те – небесные птицы склюют
чтоб согреть своих чуд

вновь успеть, любить и лелеять тебя хочу, как всегда
шелестят не калики-клёны, а маск-сеть, по которой размечены города
словно поползень, полдень шмыгает стремглав
и не надо управ

вижу узкое словно озёрное небо, усадьбу и тютчевский вал
а вдали ханой и рядом железобетонный собор византиец припарковал
из дуплистой липы рождается развевая седые кудри как корни умов и дорог
иоанн феолог

* * *

Oct. 8th, 2014 12:37 pm
hoddion: (Default)
Прозрачен, сух и свят всегда,
как занебесная слюда
с водой подземной в мире,

иду, считаю провода,
и голубиная орда
иной субботы шире.

Навстречу мне,
упрям во сне,
трезвясь трамвайным бликом,

идет по темени листвы
обходчик пламенной Москвы,
твоим пленяясь ликом –

от Соколинки до Щипка,
а дальше – нет, труби: «Пока!»,
прощайся с тихим летом,

от холодов ясней просвет,
кольцо не вытянешь в проспект -

день препоясан, как аскет,
покончивший с поэтом.

* * *

Oct. 4th, 2014 06:03 pm
hoddion: (Default)
в теле естества
полного родства
странной каплей
катится Москва

узнаванье лиц
лёт последних птиц
ангелы - и те упали ниц

студный свет звезды
падают плоды
словно переспелые ады

а сквозь солончак
балчуг и кармин
слышится неведомый аминь
hoddion: (Default)
Подражание черепахам и журавлям
возвращает тебя полям,
подражание богомолам
отбрасывает к беспощадным школам,
подражание тигру и дракону
рискует попасть к Георгию на икону,
подражание льву,
как горшок, обжигает Москву.
hoddion: (Default)
Красота и тишь – французы ушли, поляки,
москвичи разъехались, и внутри золотого шара
нас осталось лишь пятеро, трое, двое,
ни одного. Мир катается миром,
война – войною, Москва – Москвою;
по-любому сердце норовить соскочить
со своей занебесной раны,
чтобы воздух вдохнуть с дождевым вином
и увидеть вал госпитАльный.

14-16 сент.2014

* * *

Jun. 27th, 2014 05:59 pm
hoddion: (Default)
Снится Москва, золотая судьба,
Где больше нет ни царя, ни раба.

Время утопит тебя в пустоте.
Белые стены при Калите,

Башня шотландца, Годунов минарет
И гибеллинов зубчатый завет.

Ты хороша лишь зеленым лицом
И неподъемным Садовым кольцом.

Камер-коллежский последний твой вал,
Кто бы и чем бы ни торговал –

И круговая излучина в ад,
Что по-таджикски зовется «микат».

По Новориге летишь в новый Рим,
Видный двоим или даже троим.

* * *

Feb. 17th, 2014 12:12 am
hoddion: (Default)
Посвящается Ф.В.

Помню, сбылся в феврале
первый гром,
а затем лежать земле
подо льдом –

эту холода весеннюю клеть
даже Пасха не смогла отогреть –
долго лили, лили, лили дожди:
До июля, милый друг, подожди!

Лишь однажды цвет
апрельского дня
прорастила теплотрасса моя –

крокус белый,
как любовный пожар –
покаяния кривой скимитар,

отсекающий любовь
от руин,
прорастающий в подземье один!

А сегодня ж – не тужи,
дальний друг,
в понедельник мы начнем
новый круг:

звон побудки
ранним утром –
ты права,
золотаяя
словоблудка Москва!

* * *

Feb. 12th, 2014 03:35 pm
hoddion: (Default)
Не зная, не отвергая,
не морося, принимая,
кроясь под чётким снегом,
сияя нездешним следом -
пускай веками, веками
лежит Соловецкий камень
в центра Москвы на Лубянке,
фениксом среди пьянки.

Не выбирая устья,
люди бегут в Златоустинский,
по узеньким тротуаром,
обработанным паром.
Выстрелы света минуют
соль реагентов земную,
но не испуган и гулок
Трехсвятительский переулок.

10-12.2.14

* * *

Feb. 12th, 2014 02:52 am
hoddion: (Default)
Снеги бегут за гробом истекшего февраля,
В игры хотят играть – и сыплют сначала соль,
Затем – иголки и столбики хрусталя,
Мукой присыпают раны, а белыми пчелами – боль,

А там, внизу – то же самое, лишь перевернут день:
Каплями по Мясницкой тянутся вдаль и всток
Глухие автомобили, и пермской солью злодей
Замоет наши следы, а боль - переход в висок.

* * *

Feb. 7th, 2014 02:39 pm
hoddion: (Default)
Где лижут олени соль –
там соль не рассолится никогда,
пока не придет вода.

А на Москве весна:
снег лепит и лепит,
пока не встретится с солнцем.
hoddion: (Default)
Хлеб словно камень лежит при дороге
сверху туман, снизу – иней и ноги,
пермская соль, и февраль, и Эреб
косточка финика воткнута в хлеб

вот и калина не склёвана птицами
ягоды киснут в снегу сукровицами
а у фундамента втай
мечется горностай

Что же сказать тебе, милая Ксения?
Сырость продлится до воскресения
Солнце признав побег
выстрижет снег
hoddion: (Default)
В Тропарёве, там, где ледник
шёл на юг две тысячи лет,

из-под складок родник да родник
бьёт и знает, что смерти нет,

даже если Софья придет
и Голицын под ручку с ней,

даже если лес назовут
зоной отдыха для блатарей,

даже если поставят корт,
рядом в шахматы - всех завалил

референт-переводчик тот,
что на Южке зовется "Нил", -

впрочем, я не думал о нем,
в февраля замерзая там,

гда на лыжах идут сквозь меня,
словно гонятся по пятам,

а затем, когда рассветет,
я из тела ускорю шаг -

родники перережет метро,
а ландшафт уничтожил Генштаб.

1 февраля 2014
hoddion: (Default)
1

Одни изнутри осветляясь, другие – темнея до серебра,
третьи – цветом прелой айвы укрываясь
от непогоды и ровного серонебесного стиля,
листья осыплются, не сегодня, так завтра –

так отпадет от возлюбленной плоти поэт, насытясь словами,
так отделяется косточка от племени переспелого,
так прорастают следы нечаянно брошенных шариков ртути,
так отсекает архангел истину от заблуждения

в этом нехитром дожде, в лабиринте осени.

2


Из всех уцелевших московских древес он сказочно нищ и богат
корнями, как слон, он впивается в землю, а в небе провидит сад
нельзя сравнить его ни с колокольней – ни с сосной на пустыре
не знал я, как навестить больного в Ново-Девичьем монастыре –

ведь он убегает от смерти почти два века подряд

Вокруг него отдыхают гробницы, вокруг него вертится день
Осенней ночью Ориониды спадают к нему на кистень
а он весь свой свет отдает собору, звездным часам – улов
Его главу ураган не отломит, как пятерик крестов,

однажды сброшенных летом на землю – до звучащих основ.

17.10.13
hoddion: (Default)
ТИФОН

о.К.С.

«Смиренномудрие есть Тифон»
(Иоанн Лествичник)

Заря, любимица Тифона –
Но не того, что мир прогрыз,
Родившись из земного лона
От Геры шёпотов и риз, -

Царевичf не одарила
Бессмертьем – юным лишь его
Соделала для жизни милой,
Повысветливши естество

До умаленья, до смиренья,
И – дав Тифону два крыла,
На небо – быстро, без сомненья,
На ложе божье вознесла.

И вдруг растаял он, как дымка -
Ведь херувимы держат трон,
И исчезает над Ордынкой
Смиренномудренный Тифон.

13-14 апреля 2013
hoddion: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] visualhistory в 200 лет взрыву Московского Кремля
В этот день ровно 200 лет назад в сердце русской столицы прогремели страшные взрывы, разрушившие значительную часть кремлёвского ансамбля.
Перед уходом из Москвы Бонапарт отдал приказ заложить пороховые заряды и взорвать исторические здания в Московском Кремле. Исполнение поручено маршалу Мортье. Шесть взрывов один за другим прогремели в 10 часов утра 23 (11) октября. Ими  были разрушены Арсенальная, Водовзводная и частично Никольская башни, сильно пострадали прилегающие к ним стены Кремля, Арсенал и Грановитая палата. Большинство сооружений в Кремле разрушить, все-таки, не удалось, благодаря тому, что начался сильный дождь, и потому, что жители Москвы успели в последний момент потушить многие уже зажженные фитили. Но кремлевскую звонницу с большими колоколами спасти, все-таки, не удалось. Взорванная звонница рухнула, а многоярусная Ивановская колокольня устояла (подробнее здесь).
Приказ Наполеона Рибуассьеру уничтожить Покровский собор на Рву выполнен не был: французы увлеклись в нем грабежом, но Торговые ряды по обе стороны Красной площади они взорвали.

Так выглядел Московский Кремль после освобождения города:


Читать и смотреть дальше... )
hoddion: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] adiaphora22 в Вергилий
Вергилий в Москве.
                            Фреска западной галереи Благовещенского собора Московского Кремля



вот знали же и в Москве) 
vergilius


Вергилий из Утики, Римская Африка, нынешний Тунис, III в. по РХ).
hoddion: (Default)
После леса удивился московской чистоте. Но дивиться довелось ровно сутки. Вчера десятеро среднеазиатских рабочих – трое косили, семеро смеялись – выскоблили луг под моим балконом почти до песка. Я еще не подозревал тогда, что они готовят поле для грандиозной инсталляции. Сегодня вижу: по всему лугу, кроме нескошенного угла с какими-то бедными цветами – валяются куски аккуратно нарезанного белого хлеба. Между ними – пивные боттлы, одна косушка водошная и странный объект, напоминающий сосиску в тесте, насаженную на деревянную мухобойку. Голуби к этому пиршеству почему-то боятся подходить – клюют крошево в ложбине, куда им приносят ество сердобольные бабушки с собачками и без, с внучками и без.

Да, а люк зеленый посреди луга исполняет роль солнца.

Захотелось зимы.
Магдалина ищет садовника, он не приходит. Он в лесу.
hoddion: (Default)
В Сергиев день – по-южному твердое небо,
живая синь и лучистый свет,
а тучи по-северному суровы,
и никакой укрытости, лес давно вымер, как в Апокалипсисе –
«и моря больше нет» -
кругом подвывает ветер, песнопений в нем не услышать;
ночью читал о птицах преподобного Сергия,
да вот же они! – упругая белая стая
над уцелевшей теплостановской голубятней
заходит ввысь – а под ней, словно дрессировщик в цирке,
молодой ворон; стоит ему вверх – и вся стая, кружась,
ввинчивается в предгрозье;
стоит ей вниз – и он, как будто отталкиваемый тяготеньем,
хлопает крыльями изо всех сил. То ли это игра,
то ли охота. А заполдень – молнии и, вслед за парой громов:
«Заповедь новую даю вам – да любите друг друга» -
ледяной дождь. Снова солнце – и запах осени
впервые почуял. Плывут облака – ликами Сергия, Дионисия
и других-безымянных радонежских бортников и чудотворцев.

19.7.12 Москва
hoddion: (Default)
Сегодня самая короткая ночь в году была. В три утра уже начинает светать. Я не спал. Вдруг слышу:
- Лююююди!
Молчание.
- Дружка, ко мне!
По голосу я понял, что человек в сильном экстазе, подогрев был еще тот. И снова:
- Эээээй, лююююди! Дух – свяаат! Х..ли боятьсяаа!?
И вдруг тут же шепотком и интимно:
- Боишься, а? – и полная тишина.
Так разговаривают только с подругой, - подумалось мне. – Да, к нему подошла Исихия и стала безмолвно что-то объяснять. Никак иначе. В таком накате не бывает, чтоб человек сразу стишал и замолк. Ни стона, ни звука, ни поцелуев. Ничего.
И минут через десять – снова:
- Рыжий! Фаааас! Серёга!
- Эй, люююди!
Может, это Серёга ему всё объяснил?
Одного я так и не понял – сколько ж у него было собак. Наверное, три – третья молчаливая.

Profile

hoddion: (Default)
hoddion

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18 192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:09 am
Powered by Dreamwidth Studios